Банкноты и боны
Аукцион
История
Главная
Вход
Деньги России Монеты
Торговые ряды
Статьи
Каталоги
Форум
Монета:
2 копейки 1898
2 копейки 1898
Подробнее
Монета:
2 копейки 1898
2 копейки 1898
Подробнее
Бона:
5 рублей 1819
5 рублей 1819
Подробнее
Бона:
5 рублей 1819
5 рублей 1819
Подробнее
История

Другие статьи по истории денег России

История монет

    Версия для печати

          Содержание:
  1. Древнейшая денежная система Руси
  2. Первые русские монеты
  3. Безмонетный период
  4. Монеты периода раздробленности
  5. Денежная система Русского государства в XVI-XVII вв
  6. Монеты императорской России
  7. Монеты Советского государства
  8. Монеты современной России
  9. Список литературы

Древнейшая денежная система Руси

Кожаные деньги

       Только в XIX в., благодаря успехам археологии и нумизматики, историческая наука получила некоторое представление о богатстве Древней Руси драгоценными металлами. "Не легко поверят, может быть, тому, что я теперь предложу. Оно слишком противоречит обыкновенному мнению о состоянии древнейшей России" - писал в 1805 г. нумизмат Ф. И. Круг, первым выступивший против привычных взглядов на древнерусскую экономику и доказывавший возможность существования металлического обращения и даже собственной русской монеты в Х-XI вв. В русском летописном своде середины XVII в. впервые и без малейшей опоры на древнее летописание появилось утверждение о том, что на Руси древнейшими деньгами были кожаные деньги.

       О кожаных деньгах как первых деньгах Древнего Рима говорилось в одном византийском лексиконе Х в., который был знаком московским грамотеям XVII в.: русский перевод его имеется в списке второй половины века. В то время в Москве существовал повышенный интерес ко всякого рода "римским древностям", так как всерьез доказывалось, что московские государи - прямые потомки римских кесарей. Сообщения же о кожаных деньгах разных народов встречались в тогдашней западноевропейской историографии, находившей особый вкус в сообщениях более или менее анекдотического, поражающего воображение порядка. Отметим еще одну характерную особенность старинного историко-познавательного мышления: стремление возводить случайное (действительное или мнимое) в ранг всеобщего.

Раковины каури
Раковины каури

       Чеканка древнейших русских монет и интенсивное обращение иноземной монеты и слитков серебра на Руси оставались совершенно неизвестными русским историкам второй половины XVIII в., когда они, пытаясь объяснить встречающиеся в летописях и древних актах многочисленные упоминания о различных платежных единицах древности, создали теорию о будто бы существовавших в качестве всеобщего платежного средства кожаных деньгах - начиная с глубокой древности и вплоть до начала чеканки русских монет в XIV в., и даже чуть ли не до конца XVII в. Утверждали, что это были различные лоскуты меха и штемпелёванные кусочки кожи, которые заменяли собой различные шкуры пушного зверя, условно представляя их стоимость. Расцвету этой теории немало способствовало то, что в 1769 г. в русском обращении впервые появились бумажные деньги - ассигнации.

       В течение XIX в. теория русских всеобщих кожаных денег выросла в довольно внушительное, хотя и расплывчатое в части исторической и географической конкретности учение. По мере упрочения научных позиций археологии и нумизматики ему приходилось время от времени сдавать те или другие рубежи - главным образом в области сравнительно позднего денежного обращения XV-XVII вв. Но даже и во второй половине XIX в., когда миф о нищенской экономике Древней Руси усилиями нумизматов и археологов был основательно лишен доверия, теория кожаных денег выглядела еще прочной и проникала даже в западноевропейскую историографию, причем не всегда в лучших, наиболее осторожных своих версиях. Даже некоторые русские нумизматы пытались как-то примирить со своими данными ее положения.

       Постоянным резервом, а временами и почти самостоятельным побочным течением этой теории было учение о платежной функции пушнины - "меховых деньгах". Само по себе оно не может вызывать возражений - пока, вопреки фактам, не начинает претендовать на единственность и всеобщность для всей Древней Руси с ее различными историко-географическими зонами. В свете этого учения различные платежные термины летописей получали более или менее обоснованные или произвольные толкования. Куна - это во всех случаях только мех куницы, ногата - пушная шкурка с ногами, резана - обрезанная шкурка и т. п.

       Сторонники кожаных денег «ассигнаций» часто обращались к этому резерву, допуская, правду сказать, большие натяжки товароведческого характера. Для них шкура, т. е. кожа животного, консервированная вместе с шерстным покровом, составляющим основную ценность, порою ничем не отличалась от кожи, т. е. совсем другого "товара. Особенно охотно они вводили в ассортимент кожаных денег пушной лоскут. Мортка - была отрезанной от шкурки головкой, и даже не были обойдены уши: еще в XIX в. доказывалось происхождение названия монеты "полушка" от уха.

Кожаный жеребей XVII века
Кожаный жеребей XVII века

       Разумеется, помимо подобных чисто анекдотических толкований, приводились и достаточно серьезные доводы и ссылки на древние памятники письменности. Главное направление теории и было долго "ассигнационным". Его убедительность крепко поддерживали дошедшие до нашего времени так называемые кожаные жеребья второй половины и конца XVII в., а основополагающее значение имело "историческое свидетельство" XIII в. - записки путешественника Рубрука на латинском языке. Перевод их на французский язык был сделан еще в XVII в. и гласил, что в южнорусских степях деньгами служили разноцветные кусочки кожи. Правильность перевода не вызывала сомнений до начала нашего века, пока новый перевод не показал, что Рубрук писал "только о различных сортах пушнины. Историкам начала XIX в., хорошо знакомым с "синенькими" и "красненькими" (народное название ассигнаций), как-то удалось совершенно незаметно убедить себя, что на "разноцветных кусочках кожи" даже стояли печати.

       Тем временем к "данным" Рубрука добавились очень трудные для истолкования латинские документы времен русско-ганзейской торговли, в которых в качестве платежной ценности фигурируют "capita martarorum" {буквально-"головы куниц") и ставшие известными в середине XIX в. записки Гильбера де Ланнуа, который в 1412 г. провел несколько дней в Новгороде и Пскове. В его сочинении говорилось, что у русских крупные платежи осуществляются серебряными слитками, а "монетами" служили "головки" куниц и белок. И в том и в другом случае основное, главное для нас, сводится, по-видимому, к специфическим значениям слова "caput". Кожаные деньги - вытертая пушнина. В первой четверти XIX в. родилось третье течение теории кожаных денег, опиравшееся на все возраставший круг публикаций переводов сочинений арабских географов.

       Хорошо известной особенностью средневековой литературы был компилятивный принцип, возводивший в наивысшую заслугу ученого пересказ всего, что писалось по данному вопросу до него. Поэтому обилие однородных сообщений о Древней Руси нельзя переоценивать даже в том случае, если известно, что отдельные авторы сами встречались с теми, о ком писали, на рубежах загадочной северной страны или даже побывали на ее территории. Исторические факты и вымысел переплетаются в этих сочинениях самым причудливым образом. Нужно еще сказать, что эти труды, копировавшиеся в древности писцами, дошли до нас в более или менее поздних списках труднейшего арабского письма, в котором достаточно такой описки, как пропуск точки или помарки в виде завитка, и т. п., чтобы совершенно изменить смысл. Без толкования и допущений перевод этих источников вообще совершенно невозможен.
Наверх

Куфические монеты

       Изучение денежного обращения Киевской Руси находится в относительно более благоприятных условиях: мы располагаем не только материальными памятниками этого обращения, но и памятниками письменности, отразившими в себе эту область экономики. Исключительно большая роль в развитии денежного обращения принадлежит серебряным восточным монетам - дирхемам арабского Халифата и других возникавших на его территории государств. Приток восточной монеты, начавшийся в конце VIII в., быстро приобрел очень интенсивный характер, а обращение ее протекало в разноплеменной среде на огромной территории, значительно перекрывавшей границы расселения славянских племен, образовавших древнерусское государство. Наиболее ранние из этих монет русских находок датируются концом VIII в.

Серебряный дирхем IX-X века
Серебряный дирхем IX-X века

       Одной из наиболее неотложных по своей научной важности задач нашей нумизматики является создание новой топографии находок куфических монет. Со времени опубликования А. К. Марковым последнего такого обзора прошло 50 лет и с тех пор накоплен и в значительной части тщательно изучен огромный новый материал находок, введение которого в научный обиход стало совершенно необходимым. Если путь римского серебра в Восточную Европу можно назвать юго-западным, то путь дирхемов был юго-восточным. Основной поток их шел вверх по великому Волжскому пути, но едва ли от самого устья Волги. Топография находок кладов и некоторые письменные источники показывают, что важнейшим узловым центром, из которого поток серебра растекался по разным направлениям, был древний Болгар. Отсюда дирхемы шли даже и на юг - к Киеву, Переяславлю и Чернигову, а также проходили и более дальний путь - в Прибалтику и славянскую Пруссию. Слабо прослеживается более ранний путь дирхемов по Северскому Донцу и Днепру.

       Роль государства волжских болгар как "ворот", через которые вливался основной поток восточной монеты, подчеркивается тем обстоятельством, что в Х в. здесь возникла самостоятельная чеканка подражательных монет, более или менее точно повторявших общий тип восточных дирхемов. Вместе с последними болгарские дирхемы уходили из Поволжья на запад и юго-запад. По-видимому, второй центр подобной же подражательной чеканки местных дирхемов существовал где-то на юге, в степях Хазарии. Большой клад таких подражательных монет, хранящийся теперь в Харьковском университете, добыт в 1930 г. близ села Безлюдовки при раскопке дюны, у подошвы которой было случайно найдено несколько "просочившихся" сквозь песок монет. Вековое движение дюны повалило горшок и растянуло вытекшие из него монеты длинным шлейфом, конец которого пробился наружу!

Клад древнерусских монет
Клад древнерусских монет

       Количество открытых на Руси кладов восточных монет огромно. В отличие от римского времени, они гораздо больше разнятся между собой в количественном отношении, за чем стоит значительная имущественная дифференциация общества. Известны пудовые клады из многих тысяч монет. Богато представлены превратившиеся в украшения дирхемы и в славянском погребальном инвентаре IX-XI вв. Временное превращение монеты в украшение не лишало ее потенциально-платежного значения. Поэтому и в кладах можно встретить монеты с отверстиями или следами ушка, вернувшиеся в обращение с уборов.

       Без знания арабского языка и даже без умения читать то особое письмо, которым передавались надписи на дирхемах (так называемое к у ф и, почему и монеты называются куфическими), многочисленные их типы трудно различать между собой. На тонких и довольно широких кружках этих монет в соответствии с некоторыми требованиями магометанской религии нет никаких изображений. Зато покрывающие обе стороны надписи особенно важны, так как, помимо благочестивых изречений, в них, как правило, содержатся указание года выпуска (по хиджре - магометанскому летосчислению) и места чеканки, а также имена правителей и других лиц. Дирхемы, приходившие в русское обращение с Востока, чеканились на огромной территории - во множестве городов Средней Азии, Ирана,. Закавказья, Месопотамии и Малой Азии, на африканских берегах Средиземного моря и даже в арабской части Испании.

       В течение двухвекового непрерывного притока их на Русь имели место различные династические перемены и политические перегруппировки на Востоке, происходил распад Халифата и образование новых государств на его территории, что сказывалось и на вновь выпускавшейся монете. По именам приходивших к власти династий различают группы омейядских, абассидских, саманидских, бувейхидских дирхемов и другие. Куфические монеты составляют огромный фонд, освоение которого наукой далеко еще не закончено. То и дело за счет монет новых кладов расширяются хронологические рамки отдельных правлений - когда находятся монеты с датами более ранними или более поздними, чем на известных ранее; открываются новые названия городов, чеканивших монету, и новые имена правителей, выпускавших ее.

       Редкими спутниками куфических монет, вместе с дирхемами попадавшими на Русь, были отдельные экземпляры серебряных драхм сасанидских царей Ирана IV-VII вв. На них находится с одной стороны погрудное изображение бородатого царя в пышном венце и с другой-жертвенника. Для Восточной Европы и Древней Руси они по существу являются памятниками времени куфического обращения. Но в ограниченном районе северо-востока, в Приуралье на Каме, эти монеты встречаются сравнительно чаще и в более ранних находках. Сюда они попадали непосредственно из Ирана еще до возникновения потока куфических монет. Возможно, что, постепенно притекая в Болгар и надолго оседая в нем, они в основном там и присоединялись к дирхемам, направлявшимся на Русь.

       Различается несколько периодов в обращении дирхемов на территории Восточной Европы и на Руси, в течение которых область их распространения, охватившая в целом огромную территорию от Верхней Волги до Украины, Белоруссии, Приладожья, южной и северной Прибалтики и Скандинавии, постепенно изменяла свои очертания и временами сокращалась (IX в.) за счет прекращения притока и угасания их обращения на юге (Украина) и западе (Белоруссия, Смоленщина). Временем максимального распространения дирхема на русских землях был Х в. Но в последней его четверти уже снова происходило быстрое сокращение этого обращения за счет южных земель. В северной полосе от Волги до Прибалтики обращение дирхемов сохранялось всего дольше и закончилось в начале XI в., сомкнувшись с обращением приходивших им на смену западноевропейских монет. Прекращение притока восточных монет не было порождено какими-либо внутренними причинами. Оно было результатом так называемого "кризиса серебра" на Востоке. Его объясняют как истощением и прекращением разработки наиболее богатых месторождений серебра, так и политическими событиями, распрями и войнами на Востоке. Чеканка серебряной монеты там почти повсеместно прекратилась в XI в.; ее место в обращении заняли имевшая кредитный, т. е. внутренний, характер медная монета и золото. Пригодной для вывоза на север монеты не стало.

Иранская драхма
Иранская драхма

       Вес и качество серебра дирхемов не оставались неизменными в течение IX и Х вв., когда они обращались в Восточной Европе. Возможно, что чеканка подражательных дирхемов в государстве волжских болгар в Х в. была своего рода попыткой преодолеть расстройство весовых норм привычной монеты, необходимой для торговли с соседями на Западе, тем более, что при отсутствии собственных естественных запасов серебра в Поволжье сырьем для этой чеканки могли служить в основном сами восточные дирхемы. Трудно объяснить иначе эту переделку, не ставившую перед собой задачу создать новую монету, резко отличную от прежнего вида. На Руси на перемены качества вновь приходившей монеты реагировали, изменяя определенным образом денежный счет, а временами и вовсе отказываясь от него и рассматривая монету как весовое серебро.

       Здесь следует заметить, что было бы крайне неверным упускать из виду исторический характер развития денежного обращения, и для рассматриваемого периода русской истории видеть повсюду единый подход населения к монете и совершенно единообразное понимание ее платежной роли. Нет сомнения, что существовали не только зависевшие от уровня экономического развития местные (территориальные) различия и особенности в этой области, но и достаточно резкие различия социального порядка - в крупных центрах и на периферии, в городе и в деревне и т. д. Опираясь на доступный нам материал (клады, древние акты), мы имеем возможность отмечать лишь наиболее четко проявляющиеся существенные изменения в процессе формирования товарно-денежных отношений.

       В исторической литературе можно встретить утверждение, что в течение всего периода обращения дирхемов на Руси их рассматривали в основном не как платежные единицы - монеты, а лишь как одну из форм измельченного серебра, и что платежи серебром-монетой производились только по весу. При этом указывают на ряд случаев, когда вместе с дирхемами в кладах находили миниатюрные чашечные весы (вроде так называемых "аптекарских") и гирьки. Пользуясь ими, несомненно, взвешивали монеты, но как и для чего? Ведь именно монета из драгоценного металла вообще немыслима без строгого учета и поверки ее веса - особенно в тех случаях, когда в обращении находятся сходные по внешнему виду, но разновесные монеты.

       Дошедшие до нас вместе с древними монетами маленькие вески по своему виду и емкости ближе всего к хорошо известным монетным весам со специальными наборами гирек, которые имели широкое применение в торговой практике даже еще в XIX в. и предназначались исключительно для поверки веса монеты, но не для отвешивания ее. Кто-нибудь может возразить, что монетные весы XVII-XIX вв. располагали специальными наборами гирек - "экзагиев", т. е. весовых эталонов для монет различных достоинств, тогда как в кладах XI в. гирьки никогда не соответствуют весу единичных монет. Но поздние весы предназначались, в основном, для поверки высокоценной золотой монеты, юстировка (выверка веса) которой во все времена стояла очень высоко, а средневековая серебряная монета никогда не знала юстировки и чеканилась аль марко, т. е. в среднем, в расчете на выход определенного количества монет из определенного веса серебра; поэтому и поверять вес такой монеты можно только по навеске, т. е. по средней пробе, взятой из массы монет. Здесь подход такой же, как, скажем, при определении сортности зерна по навеске, в которой подсчитывается количество зерен. Прикинув, сколько монет уравновешивается той или иной гирькой, или двумя, тремя различными гирьками, поверяющий устанавливал, с какой монетой он имеет дело.

Клад монет времен Ивана Грозного
Клад монет времен Ивана Грозного

       Таким образом, присутствие весов и гирек в древних кладах по существу лишь служит лишним подтверждением того, что дирхемы для Древней Руси были монетами в основном смысле этого слова. Высказывалось и такое мнение, что многочисленные клады дирхемов на Руси не являются в полном смысле памятниками ее экономики, а лишь служат свидетельством транзита через ее территорию, и что зарывание их "на торговых путях" имело будто бы чисто вынужденный характер в опасной обстановке путешествий через Русь восточных купцов, направлявшихся на Запад. Если сторонники этого странного мнения сравнят количество кладов, открытых на территории Руси и за ее западными рубежами, им ничего не останется, как признать, что по крайней мере, половина этих купцов зарывала свои сокровища по дороге, и весь вопрос сведется к тому, на какой день пути упрямым путешественникам предстояло это сделать...

       Однако в действительности дело обходилось без разбойничьих засад, погонь и прочей романтики, да и без самих восточных купцов; важная роль внутренней русской торговли в транзите восточной монеты на Запад бесспорна, а древние восточные авторы, хорошо знавшие Болгар, о подобных путешествиях почти ничего не сообщают. Если некоторая часть дирхемов, как считают, приходила в Прибалтику и Скандинавию даже своим путем, вовсе минуя Русь, то западные (польские, прусские) клады дирхемов приходится все-таки рассматривать в основном как прошедшие через Поволжье и собранные из монет, которые притекали непосредственно из русского обращения. Только таким образом эти монеты могли "захватывать" с собой на запад и редкие древнерусские монеты, болгарские дирхемы и сасанидские драхмы. Те и другие в данном случае играют роль своего рода "радиоактивных изотопов", позволяющих нам через века видеть, как перемещались некогда массы серебра на Руси. Клады русских находок нередко включают в себя типично русские предметы - монеты с ушками, обломки бытовавших здесь серебряных изделий, бусы и тому подобный местный материал. Нельзя исключать возможность и того, что некоторая часть восточных монет русских находок успела побывать в Западной Европе и уже оттуда вернулась на Русь. Ведь речь идет не о каком-то прямолинейном движении вроде полета пули, а об обращении монеты.
Наверх

Западноевропейские монеты

       После сокращения притока дирхема на Русь начинают ввозить западноевропейские монеты, которые назывались так же, как когда-то римские, – денариями. Эти монеты получили не такое большое распространение как восточные дирхемы, но количество найденных кладов показывает, что они являлись одной из основных форм денежного обращения Древней Руси.

Западноевропейские денарии
Западноевропейские денарии

Наверх

Византийские монеты

       Очень редкими в денежном обращении Руси рассматриваемого периода были византийские серебряные монеты, чеканка которых в самой Византии была довольно ограниченной. Лишь в кладах конца периода обращения дирхема византийские серебряные милия-рисии Х - начала XI в. встречаются несколько чаще. На этих монетах чаще всего на одной стороне изображены два императора, другая занята надписью. Но известны довольно многочисленные находки кладов и отдельных экземпляров золотых византийских монет - номизм (солидов). Именно последние оказали влияние на создание типа древнейших русских золотых и серебряных монет периода наивысшего расцвета древнерусского государства, что после признания христианства господствующей религией на Руси и не удивительно. Но экономически этот замечательный раздел русской нумизматики теснейшим образом связан с длительным периодом обращения восточной монеты на Руси.
Наверх

Русские названия монет

       Памятники письменности сохранили древнерусские названия металлической монеты - куна и ногата и названия меньших платежных единиц, равной половине куны резаны и веверицы, отношение которой к куне определяют по-разному, и др. Куна - монета. Куной был и дирхем, и сменивший его денарий, и русский сребреник, - это не может нас удивлять, так как переход к новому весу и даже виду платежной единицы вовсе не требует отказа от привычного названия. Древнейшее общеславянское название монеты созвучно отмеченному выше названию coin, появившемуся в языке племен Северной Европы на почве обращения римского денария. Вероятно, прежде всего познакомились с ним западные славяне. Вытесняя термин "сребро", слово куны надолго закрепилось в славянских языках в общем значении "деньги". Название ногата, производимое от арабского "нагд" (хорошая, отборная монета), первоначально возникло в связи с необходимостью отличать более доброкачественные дирхемы от обращавшихся рядом с ними худших. Резану и веверицу рассматривают как различные части (обрезки) куны; но веверица в ряде случаев может быть и шкуркой белки, служившей платежным средством.

Гривна - ожерелье из драгоценного металла
Гривна - ожерелье из драгоценного металла

       В старину славянки носили на шее ожерелье из драгоценного металла - гривну ("грива" - шея). Украшения всегда были ходовым товаром. За гривну давали кусок серебра определенного веса. Этот вес назвали гривной. Он равнялся 0,5 фунта (200 г). 25 кун составляли гривну кун. Известно, что гривны кун дробились на более мелкие единицы: 20 нагат, 25 кун, 50 резан. Самой мелкой денежной единицей была векша. Одна векша равнялась 1/6 куны.
Наверх

Первые русские монеты

       В конце X в. в Киевской Руси начинается чеканка собственных монет из золота и серебра. Первые русские монеты так и назывались злаРазменная серебряная монетатниками и сребрениками. На монетах изображался великий князь киевский и своеобразный государственный герб в форме трезубца – так называемый знак Рюриковичей. Надпись на монетах князя Владимира (980 – 1015) гласила: "Владимир на столе, а се его сребро", что значит: «Владимир на престоле, а ато его деньги». Долгое время на Руси слово «сребро» – «серебро» было равнозначно понятию денег.

       Златники и сребреники встречаются в кладах древнерусских монет довольно редко, поэтому они, скорее всего, были исключением, чем полноценной монетой.

Сребреник - первая русская монета
Сребреник - первая русская монета

Наверх

Безмонетный период

       Так называемый "безмонетный период" XII, XIII и части IV вв. в истории русского денежного обращения представляет очень странное, необычное явление. Уже обращение денария протекало на меньшей части страны, чем предшествовавшее обращение дирхема. На значительной части территории Руси для этого времени совершенно отсутствуют какие-либо находки монет.

Новгородские гривны-слитки
Новгородские гривны-слитки

       После прекращения притока монет с Запада основной формой металлического обращения повсюду на Руси стало обращение крупных "неразменных" слитков. Оно, естественно, имело особый, ограниченный характер, находя применение лишь в очень крупных платежах. Вероятно, слитки гораздо чаще покоились в сокровищницах и в тайниках, чем находились в рыночном движении; поэтому и одиночные находки их редки, чего не скажешь о кладах. Эта форма денег сама по себе может свидетельствовать как о высокой степени концентрации богатства в ту пору в руках правящей верхушки, так и о возникновении в условиях феодальной организации общественного производства особых форм производственных отношений и общественного обмена.

Киевская гривна
Киевская гривна

       Слитки серебра назывались гривнами, в XIII веке они получили название «рубль», поскольку изменилась технология их производства: длинную серебряную проволоку рубили на части определенного веса. Размеры и формы слитков были различными. Новгородские слитки имели удлиненную форму и вес около 200 грамм, а киевские – шестиугольную форму и вес 160 грамм. Существовали также черниговские, волжские и литовские гривны.

       Деля рублевую гривенку на две части, получили полтины, на четыре - четвертаки. Из рубля впоследствии стали делать мелкие монеты - денги. Для этого рублевую гривенку вытягивали в проволоку, рубили на мелкие куски, каждый из них расплющивали и чеканили монету. В Москве из рубля изготовляли 200 денег, в Новгороде - 216. В то время рубль равнялся 10 гривнам кун. Отсюда и пошла русская десятичная монетная система, которая существует и сейчас: 1 рубль = 10 гривенникам, 1 гривенник = 10 копейкам.
Наверх

Монеты периода раздробленности

Центры монетного производства

       Более или менее одновременно началась чеканка монеты в княжествах центральной и восточной Руси - сперва, как считают, в Московском, за ним в Суздальско-Нижегородском и Рязанском, а после 1400 г. - в Тверском княжестве. С конца XIV в. и в первой половине XV в. производится чеканка "своей" монеты уже и многими младшими князьями, державшие уделы под рукой своего великого князя. В большей или меньшей мере это имело место во всех великих княжествах; по внешнему виду монет легко заключить, что в ряде случаев чеканку производил один и тот же денежник великого князя.

Монета Новгород-Северского княжества
Монета Новгород-Северского княжества

       Для начального периода чеканки правильнее говорить как о центрах монетного производства о выпускавших свою монету княжествах, а не о денежных (монетных) дворах. Монетная чеканка начиналась в мастерских ремесленников - серебряников, работавших не столько по заказу, сколько по разрешению князей, так как забота о производстве и постоянном возобновлении запаса монеты в обращении предоставлялась тем, кто в ней нуждался, имея при этом в своем распоряжении сырье - серебро, т. е. в основном торговым людям. Великий князь имел собственного серебряника-денежника, или даже нескольких ремесленников, откупавших у князя право чеканить монету, т. е. принимать заказы на ее изготовление. Такой денежник со своим несложным набором инструментов мог время от времени приглашаться тем или другим удельным князем для проведения денежного передела, если в резиденции этого князя не было местного серебряника-откупщика. Постоянные денежные дворы, полностью контролируемые государством, возникают позднее.
Наверх

Внешний вид монет

       На первых именных денгах Московского княжества стоит на одной стороне имя Дмитрия Донского, но на другой находится татарская надпись, занявшая довольно прочное место на ранних монетах многих выпусков как в Москве с ее уделами, так и в княжествах, расположенных восточнее ее. На более поздних по началу чеканки денгах Тверского княжества, а также Новгорода и Пскова, надписи с самого начала были русские. Помещение татарских надписей (зачастую бессмысленных или даже нечитаемых) на ранних русских "двуязычных" монетах в прошлом часто рассматривали как прямой результат даннических отношений. В действительности же здесь сказалось прежде всего активное восстановление в новых условиях прочных связей Руси с рынками Ближнего Востока через Поволжье; восточная торговля определила и выбор самого названия "денга". Уже в начале XV в. вес татарской "денги", чеканившейся в торговых центрах Поволжья, приравнялся к установившемуся весу денги русской, а во второй половине XV в. русская монета вообще занимала господствующее положение на рынках Поволжья. Даже на некоторых монетах Ивана III, чеканившихся в то время, когда о каком бы то ни было вмешательстве в русское денежное дело и речи быть не могло, встречаются татарские надписи: "Это денга московская", "Ибан" (Иван). Но быстрое усиление роли денги как основного средства внутреннего обращения привело к установлению чисто русского оформления монет.

Новгородское медное пуло
Новгородское медное пуло

       Потребовался большой труд ученых, чтобы разобраться в ранних русских удельных монетах XIV и начала XV в. Татарские надписи при их подражательном характере немного дают для точного определения монет, так как в качестве оригиналов для копирования брались любые татарские монеты без разбора и очень часто старые - с именем хана, уже принадлежавшим прошлому. Они могут лишь ставить одну, довольно расплывчатую границу во времени: монета выпущена после появления оригинальной. Основное, определяющее значение принадлежит надписям русским. Имена князей, их отчества (когда они указаны) и титулы - "великий князь" или только "князь" - позволили отнести большинство дошедших до нас монет XIV - начала XV в. к чеканке определенных лиц и, следовательно, к определенному времени, что особенно важно, так как даты выпуска на монетах не помещались. Однако до сих пор остается еще очень много неприуроченных типов русских монет XIV и XV вв.: находящиеся на них имена не удается надежно связать с историей, а на некоторых и вовсе нет имен - помещен только титул.

       Большую определенность придает монетам обозначение места чеканки. Однако оно постоянно обозначалось только в Новгороде и Пскове на их однообразных и устойчивых по типу серебряных денгах, на денгах же княжеств указывалось далеко не всегда. На немногих типах денег встречается имя денежника, которому князь (или город) поручали чеканку. Тип русской надписи на денгах постепенно менялся. Сначала часто встречалась надпись: "печать князя" такого-то. Далее слово "печать" отпадает, но кое-где надолго задерживается форма надписи, указывающая на принадлежность: "княжа...", "князя великого..", "Великого Новгорода" и т. п. "Притяжательный" характер имеют и надписи "денга московская" и подобные ей. Надпись подобного типа может сочетаться с обозначением титула и имени правителя уже в именительном падеже. Такая титулатурная надпись в конце концов получает преобладающий характер, занимая иногда обе стороны монеты; при этом следует заметить, что как на ранних, так и на поздних монетах наиболее обязательным остается именно титул правителя: "князь великий" или "князь", тогда как именем можно и поступиться - или частично (только отчеством), или даже полностью.

Монета Великого княжества Рязанского
Монета Великого княжества Рязанского

       На московских денгах со времени борьбы Василия Темного с галицкими князьями за престол утвердилась имевшая глубокий политический смысл надпись-декларация "государь всея земли Русския" - по-видимому, в результате посягательств на этот титул претендентов. Позже великокняжеский титул несколько упростился - "государь (осподарь) всея Руси" и сохранялся на монетах в таком виде до начала княжения Ивана IV. Следует заметить, что впервые он встречается на некоторых монетах Василия Дмитриевича, как бы предопределяя объединительную роль Московского великого княжества. Чисто технические условия - крайне ограниченный размер монет и несоответствие между круглой формой штемпеля и произвольной формой пластинки - вели к лаконизму надписей и заставляли отдавать предпочтение строчной надписи, вовсе отказываясь от круговой.

Монета Великого княжества Тверского
Монета Великого княжества Тверского

       Надписи некоторых монет до сих пор ставят в тупик. Так, на многих монетах Василия Дмитриевича рядом с изображением воина находится вполне четкая, но совершенно непонятная надпись "Рарай". Много догадок, иногда очень забавных, было высказано, прежде чем удалось найти удовлетворительное чтение необычной предостерегающей надписи на одном типе ранних тверских монет: "сторожа (т. е. острастка) на безумна человека". С нею как бы перекликается или "перебранивается" такая же необычная надпись на московской монете Василия Темного: "оставите безумье и живи будете". Считается, что обе надписи адресованы фальшивомонетчикам; однако следует сказать, что фальшивых русских монет XIV-XV вв. мы фактически не знаем. Если бы деятельность фальшивомонетчиков имела сколько-нибудь значительное место, их изделия дошли бы до нас. Разумеется, и имена и даже обозначенное место чеканки не исчерпывают данных, к которым приходится прибегать, определяя трудные монеты; здесь на помощь приходят и метрологические исследования и учет всех особенностей техники изготовления монет, вплоть до поисков одинаковых оттисков одного и того же штемпеля на разных монетах, и, наконец, сравнительное изучение изображений, толкование их смысла, анализ их стиля и т. д.

Псковская монета
Псковская монета

       В отличие от татарских монет, в оформлении которых основная роль принадлежит эпиграфике - надписям, на русских монетах сразу же появились разнообразные изображения. На монетах великих княжеств Московского, Тверского, Суздальско-Нижегородского они представляют поразительное богатство сюжетов; рязанские монеты всего беднее в этом отношении. Реже всего можно встретить на монетах XIV-XV вв. изображения религиозного содержания, тогда как круг сюжетов мифологических и бытовых очень богат. Наряду с изображением Китовраса (кентавра), Сирина, Самсона со львом, встречаются изображения всадников, всевозможных животных, сцены охоты с соколом, с собакой, с луком или рогатиной, изображения чеканщика монет за работой, дровосека и многие другие. Особенно поражают воображение некоторые тверские монеты: на них вполне отчетливо изображены какие-то двуногие существа с хвостами и рогами, вполне в духе народных представлений о чертях. Можно думать, что откуп иногда предоставлял значительную свободу денежникам в решении композиции монеты. По мере централизации монетного дела контроль над ним со стороны московских князей ограничивал круг допустимых сюжетов.

Монета Великого княжества Суздальско-Нижегородского
Монета Великого княжества Суздальско-Нижегородского

       Стремление многих композиций к повествовательности, побуждавшее изображать сцены с двумя и более фигурами в полный рост, находилось в полном противоречии с реальными изобразительными возможностями; размер монет был слишком мал. Заметное, развитие в раннем периоде получили изображения хищных животных; редкостью было чисто орнаментальное решение композиции. Совершенно не получила отражения на русских монетах архитектура.

Монета Великого княжества Московского
Монета Великого княжества Московского

       Монеты Новгорода и Пскова представляют заметную особенность редкостной верностью однажды принятому типу изображения и его религиозной окрашенностью. На псковских денгах и четвертцах помещали портрет патрона Пскова - князя Довмонта с его мечом, на новгородских - вызывавшую много споров сцену, изображающую, скорее всего, поклонение Новгорода святой Софии, божеству главного новгородского храма - подобно тому, как на монетах другой республики, далекой заморской Венеции, веками изображался ее патрон - святой Марк, вручающий дожу эмблемы власти.

Наверх

Начало русской регулярной золотой чеканки

       В Эрмитаже хранится одна из наиболее замечательных русских монет - золотой угорский Ивана III. Это единственная дошедшая до нас русская золотая монета XV в., что свидетельствует об ограниченности этой чеканки. Сохранился документ 1484 г., в котором говорится о посылке великим князем двум вызванным им к себе на службу иноземным ремесленникам московского золотого "на проторь", т. е. на дорожные расходы. Следовательно, речь идет именно о монете в ее платежном назначении.

Золотой угорский Ивана III
Золотой угорский Ивана III

       В то время на Русь приходили золотые монеты немногие западноевропейских государств, имевших регулярную золотую чеканку. Более тяжелые английские розенобли (и подражательные розенобли нидерландской чеканки) по находившемуся на них изображению назывались корабельниками (корабельными), а дукаты, т. е. монеты весом около 3,5 г, называли "веницейскими", "цесарскими", "угорскими" и т. д. Ведущее положение Венгрии в поставке золотых в Россию в XV в. привело к тому, что вскоре слово "угорский" стало русским термином, служившим для наименования любой золотой монеты веса дуката - даже если она чеканилась в Москве. "Угорский" оказал самое непосредственное влияние на золотую чеканку Ивана III: подобно тому, как некогда Владимир Киевский чеканил свои первые золотые монеты, приняв за образец византийский золотой, Иван III полностью повторил тип венгерской монеты - вплоть до герба Венгрии на одной стороне и изображения св. Владислава на другой (принятого в Москве за изображение князя). Но русская надпись называет имя и титул великого князя Ивана и его сына - соправителя Ивана Ивановича.
       Выпуск собственной золотой монеты Московского государства при Иване III, завершившем великое дело собирания земли Русской и окончательного освобождения ее от власти поработителей, во многих отношениях может сравниваться с золотой чеканкой Владимира. В обоих случаях это, несомненно, имело декларативный, политический характер. После Ивана III золотая чеканка уже не прекращалась в Москве, однако служила она вовсе не для целей обращения. Русской ходячей золотой монеты не было. Золото в иностранной и русской монете, конечно, в ограниченной мере могло служить для целей накопления, но основным назначением золотых русской чеканки стало служить знаком «государева жалованья» - наградой за ратные подвиги.
Наверх

Денежная система Русского государства в XVI-XVII вв

Реформа 1534 г

       В 1534 г. возникла единая монетная система Русского государства, ознаменовавшая собой завершение длительного процесса объединения вокруг Москвы прежде разрозненных княжеств (так называемая "денежная реформа Елены Глинской", матери Ивана IV ). С этого года началась чеканка новой общегосударственной монеты, вдвое более тяжелой, чем денга, - серебряной новгородки или копейки, в течение долгого времени оставшейся самой крупной русской монетой. Но сама-то московская денга стала легче: реформа сопровождалась наиболее обычным в таких случаях уменьшением веса новых монет. Из гривенки серебра теперь их чеканили уже не на 2,6, а на 3 рубля. Уже в летописях, отметивших реформу 1534 г., новая тяжелая денга вследствие избранного для нее изображения (всадник с копьем), которое отличало ее от денги-московки (всадник с саблей), получила название "копейной денги", "копейки". Последнее название, сперва малоупотребительное, оказалось в конце концов более живучим, чем "новгородка", и дошло до наших дней, перенесенное Петром I с серебряной монеты на медную. Связь копейки с рублем отразилась в поговорке "копейка рубль бережет". Самой малой величиной в монетной системе 1534 г. была серебряная полушка, равная половине денги и четверти копейки; на ней находилось изображение птицы.

Копейка времен Ивана Грозного
Копейка времен Ивана Грозного

Наверх

Монетная система

       Новая монетная система была построена на основе предшествовавшего слияния двух наиболее мощных монетных систем конца периода феодальной раздробленности - московской и новгородской. Московская денга, получившая в дальнейшем название московка, вошла в нее из прежней монетной системы Московского княжества; самая малая единица была знакома Москве как полуденга, и Новгороду и Пскову - как четверетца. Но в качестве основной и наиболее крупной единицы над полушкой и московкой была поставлена упомянутая только что "копейка" - вдвое более тяжелая, чем московка, новгородская денга, или, попросту, новгородка. Это название сохранялось за ней вплоть до петровского времени, указывая лишь на происхождение номинала. "Новгородки" после 1534 г. чеканились на всех денежных дворах Русского государства - в Москве, Новгороде и Пскове. Относительной самостоятельности последних двух в области денежного дела пришел конец, а чеканка в Твери прекратилась в годы проведения реформы, оставив только полушки с надписью "тверская". Тогда же были выпущены полушки "новгородская", "псковская" и "московская", а в дальнейшем их чеканили только в Москве и без обозначения места чеканки. Денгу тоже выпускал только Московский денежный двор; лишь одна из ее наиболее ранних разновидностей - с лицевой стороной московского маточника, но с буквой "т" в конце надписи, может тоже принадлежать к тверской чеканке. Только первая псковская "новгородка" в отличие от всех других имела изображение всадника с саблей, а не с копьем, и обозначение имени князя. Все другие ранние монеты Ивана IV были анонимными, как и последние монеты его отца. Надпись на копейках "кнзьвелики|гдрьвсемроуси" (князь великий и государь всея Руси) с неразделенными словами постоянно обманывала и до сих пор обманывает неопытных собирателей, которые принимают д за о.

Копейки времен Алексея Михайловича
Копейки времен Алексея Михайловича

       Все следующие серии монет Грозного уже имеют обозначение имени князя (с 1547 г. - царя); на псковской царской копейке Грозного появилось обозначение денежного двора - пс, тогда как в Новгороде и Москве постоянный знак места чеканки (н, но, м, мо и т. п.) появился только на монетах следующего правления. На монетах Грозного, чеканенных в Москве и в Новгороде, знаком днеженого двора служили самые различные инициалы - фс, гр, ал, юр, к-ва и многие другие, по-видимому, знаки денежников.

Пробный рубль Алексея Михайловича
Пробный рубль Алексея Михайловича

       В Москве денежный двор находился в Китай-городе на Варварке, в Новгороде - на Торговой стороне, где-то между церквами Святых отцов и Николы на Дворище, а в Пскове - в Большом городе над рвом между Трупеховскими и Петровскими воротами. Сравнивая состав кладов времени Грозного, можно установить последовательность выпуска его монет и приблизительно датировать их. Новгородские копейки устанавливаются только через исследование соотношений штемпелей. Серебро долго оставалось единственным монетным металлом в Русском государстве. Как уже говорилось, в предшествующий период феодальной раздробленности в ряде княжеств, в том числе и в Московском, выпускались медные пулы, около 60 пулов в последний период их обращения приравнивались к серебряной денге. По мере падения веса денги ручная чеканка этих ничтожных по ценности монет стала настолько невыгодна, что к началу XVI в. была оставлена; монетная система 1534 г. опиралась уже на одно серебро.
Наверх

Первые золотые монеты

       До начала XVII века Россия не знала золотых монет. Златники Владимира не были деньгами в полном смысле слова. В начале XVII века в России царствовал Василий Шуйский. Мало просидел он на троне, ничем не прославил себя, но успел выпустить первые русские золотые монеты: гривенники и пятаки.
Наверх

Монеты императорской России

Реформа 1704 г

       В марте 1704 года по указу Петра I впервые в России начали делать серебряные рублевые монеты. Одновременно выпустили полтинник, полуполтинник, гривенник, равный 10 копейкам, пятачок с надписью "10 денег" и алтын.

       Название "алтын" - татарское. "Алты" - значит шесть. Древний алтын равнялся 6 денгам, петровский алтын - 3 копейкам.
Наверх

Рубль, полтина, четвертак

       Рубль и полтина с самого начала имели общий тип; его единство нарушалось только в годы чеканки "крестовиков" Петра I и Петра II, когда на полтинах оставался орел. Четвертак после Петра I почти не чеканился до 1740 г., когда и он примкнул к типу старших монет. Пробная "польполтина" 1726 г. привлекает внимание пирамидкой из 25 жирных "счётных" точек, сложить которую удалось не без ухищрений. Крупные монеты Екатерины I возродили первоначальный "петровский" тип - сочетание погрудного портрета с государственным гербом. На большинстве ее монет портрет обращен не вправо, как на других монетах, а влево. Собиратели окрестили их "оборотниками". На более ранних "оборотниках" 1725 г. находится наиболее "интимный" портрет: императрица изображена "по-домашнему" - без короны и других регалий.

Червонец времен Петра I
Червонец времен Петра I

       Рубли и полтины Петра II 1727-1729 гг. вернулись к типу "крестовика", а затем, до конца века, чеканились монеты с портретом вправо и гербом. В последнем на груди орла появился щиток с московским гербом - в 1730 г. на рублёвиках, а потом и на других монетах. Больше ста лет всадник с копьем ехал вправо - как когда-то на серебряных копейках, и только в 1858 г. спохватились, что это нарушает "законы" геральдики; пришлось повернуть коня налево.

       Многие ранние рублевики и полтины Елизаветы Петровны отличаются особенно широким и, соответственно, более тонким кружком. Если присмотреться, то на некоторых из них можно найти остатки изображений и надписей перечеканенных монет низложенного годовалого "императора" - Иоанна Антоновича, изображавшегося, впрочем, в довольно взрослом виде. Употребление его монет было строго-настрого запрещено Елизаветой, и немало людей тяжко поплатились за нарушение этого запрета. Реже удается обнаружить перечеканенные в рублевики Екатерины II монеты Петра III. "Век императриц" оставил на монетах большое разнообразие женских портретов. Особенно часто изменялся тип портрета Анны Иоанновны.

Серебряный рубль Николая II
Серебряный рубль Николая II

       Наиболее неустойчивым оставалось до конца XVIII в. оформление гурта: нередко он был различным на одновременно выпускавшихся монетах разных монетных дворов. Во второй половине века в течение многих лет кромка (гурт) монет обрабатывалась довольно грубой косой насечкой. В начале XIX в. окончательно отказались от выпуклых букв на гурте и стали чеканить их вглубь. С 1798 г. на гурте обозначалась проба металла, с 1810 г. - лигатурный вес, а с 1886 г. - содержание чистого серебра и инициалы минцмейстера. Очень заметные перемены во внешнем облике монет произошли на пороге XIX в. На многие годы с них был изгнан портрет. На монетах Павла I герб заменила крестообразная монограмма из четырех "П", а портретную сторону занял картуш с надписью; романтически настроенный Павел выбрал для нее библейский девиз древнего рыцарского ордена Тамплиеров "не нам, не нам, а имени твоему" (да будет хвала).

10 золотых рублей Николая II
10 золотых рублей Николая II

       В 1801 г. герб возвратился на монеты, но на другой стороне оставались сменявшие друг друга надписи уже чисто делового характера. Изменения типа происходили в 1806, 1810, 1826 и 1832 гг., иногда в середине года, поэтому с одной и той же датой встречаются монеты различного вида. С 1826 по 1831 г. на крупной серебряной монете и с 1829 по 1831 г. на разменной помещался орел так называемого "александровского" типа, - с широко раскинутыми крыльями, находившийся с 1817 г. только на золотых монетах, а после 1831 г. задержавшийся на медных.

       В 1810 г. в последний раз чеканилась надпись "полуполтинник": чеканка его до 1829 г. не производилась, а с указанного года достоинство обозначали уже "25 копеек", и композиция оборотной стороны была совершенно такой же, как на младших серебряных монетах. В 1832 г. четвертак вернулся в "семью" старших монет, так как с этого времени для рубля, полтины и четвертака был принят особый вид гербовой стороны.

       В 1832 г. обозначение номинала оторвалось от герба и заняло целиком противоположную сторону монеты, а вокруг герба замкнулась надпись с обозначением содержания чистого серебра. С 1842 г. крупную серебряную монету чеканил, кроме Петербургского монетного двора, и Варшавский.

       На варшавской монете знак MW помещался под орлом, т. е. там, где на петербургской стояли инициалы минцмейстера. В 1858 г. ушло из обозначения номинала слово "монета". Таким тип оставался до 1886 г., когда произошло его последнее изменение. На монетах снова был помещен портрет императора, с соответствующей надписью, но на этот раз изображалась только голова в профиль: в царствование Александра III - вправо, на монетах Николая II - влево. Обозначение номинала и дата переместились под герб, при этом пришел конец и "полтине": стали писать "50 копеек".
Наверх

Разменная серебряная монета

       По 1739 г. на гривеннике помещались 10 жирных "счетных" точек, а в 1741 г. появился гривенник Иоанна Антоновича с портретом на одной стороне и картушем на другой. Таким тип сохранялся до последнего года чеканки монет Екатерины II. Слово "гривенник" в последний раз было вычеканено в 1796 г.

20 копеек времен Екатерины II
20 копеек времен Екатерины II

       Пятачок Елизаветы Петровны имел очень сходное оформление обеих сторон (орел поддерживает картуш). Появившиеся впервые в 1760 г. монеты в 20 и 15 копеек чеканились с портретом на одной стороне и гербом на другой. Достоинство обозначено на них дважды - на щитке на груди орла цифрами, а вокруг орла точками, разбитыми на пятерки. С 1797 г. чеканились только гривенник и пятачок; на монетах Павла герб заменил крупный инициал "П", а начиная с чеканки Александра I, установился в основном тот тип разменной монеты, который сохранялся до 1917 г.; но с 1802 по 1810 г. чеканился только один гривенник, композиция которого в дальнейшем была принята для всей серии разменных монет. В 1810 г. началась ее чеканка в составе двугривенного, гривенника и пятачка. До 1832 г. дата помещалась еще под орлом, а затем перешла на другую сторону - под обозначение достоинства. В 1832 г. появился вновь и пятиалтынный - в серии русско-польской монеты, с обозначением достоинства на двух языках. Возвращение пятиалтынного в русскую монетную систему в XIX в. произошло под давлением потребностей и счетной традиции польского и украинского денежного обращения, где равный 15 копейкам злотый (украинское - злот) пользовался наибольшим признанием. В 1841 г. выпуск злотого был прекращен, а в 1860 г. в серию вошла 15-копеечная монета с одной русской надписью.

       Как и в части крупной монеты, некоторые переломные годы представлены разменными монетами двух видов. В связи с тем, что во второй половине XIX в. в ряде государств Западной Европы и Америки более или менее удачно вводилась в обращение никелевая монета, Министерство финансов, начиная с 1871 г., то и дело отклоняло предложения различных предпринимателей Западной Европы организовать при их помощи чеканку и выпуск в России монеты из никеля - то как замены разменной серебряной, то хотя бы только медной. Некоторые проекты сопровождались предложениями изменить состав серии монет и даже готовыми образцами. Но в начале XX в. чеканка пробной монеты из никеля производилась уже и в Петербурге.
Наверх

Медные монеты

       В течение всего XVIII столетия и первой половины XIX в. не прекращались поиски в части веса медной монеты, с чем связаны и многочисленные изменения ее типа, подбора номиналов и т. д. Отмеченная выше попытка выпускать в 1726 и 1727 гг. полноценную медную (квадратную) монету успехом не увенчалась, и регулярная чеканка монеты на 40 рублей из пуда после Петра продолжалась по 1730 г. Чеканились "андреевские" пятаки, сохранявшие вид, полученный ими при Петре, а с 1727 по 1729 г. выпускались копейки Петра II, на которых номинал и дата расположены таким же андреевским крестом, а на другой стороне изображен всадник, поражающий копьем дракона. В 1730 г., с начала царствования Анны Иоанновны, монетная стопа (т. е. количество монеты, выделываемой из определенного веса металла) резко изменяется. В течение 25 лет чеканят только 10 рублей из пуда меди. В новой серии регулярно выпускались денга и полушка с государственным гербом на одной стороне и надписью в картуше - на другой. В правление Елизаветы Петровны была предпринята попытка еще более повысить ценность медной монеты, и ее чеканка с 1755 по 1757 г. производилась по стопе 8 рублей из пуда, причем чеканилась только копейка. На ее обеих сторонах были те же изображения, что и на серебряном пятачке: парящий над облаком орел поддерживает увенчанный короной картуш, на котором находится на одной стороне монеты вензель императрицы, а на другой - обозначение номинала.

Копейка Петра I
Копейка Петра I

       От первой половины XVIII в. сохранилось большое число различных медных пробных монет, считающихся очень редкими. Они хорошо представлены в коллекции Эрмитажа, так как собирательская "эстафета" донесла до него в неразрушенном виде коллекцию X. Миниха, ведавшего монетным делом в правление Анны Иоанновны. Так же редки и некоторые монеты, находившиеся, в обращении, например, пятак Елизаветы 1757 г. с петербургским гербом вместо орла. В 1757 г. устанавливается стопа в 16 рублей из пуда, продержавшаяся, несмотря на некоторые покушения на нее, до начала следующего столетия. Почти для всего этого периода закрепился очень устойчивый тип для всех номиналов весьма развитой, по сравнению с прошлым, серии монет. Чеканилась монета в 5, 2, 1, 1/2 и 1/4 копейки. Общим признаком для монет всех достоинств было помещение на одной стороне, внутри венка, вензеля императрицы (Елизаветы и Екатерины II) и даты. Только у пятака другую сторону занимает государственный герб, под которым на бандероли обозначено достоинство. На всех остальных номиналах помещается знакомое нам по копейкам Петра II изображение всадника, поражающего дракона. Номинал также обозначается на бандероли на всех монетах, кроме одной разновидности гроша (2 копейки) Елизаветы, где он обозначен над изображением. Вероятно, монетам Елизаветы этого типа обязаны своим происхождением выражения "копье аль решето" и "орел или решка", связанные с игрой в "орлянку". Само название игры имеет "нумизматическое" происхождение. Сложный симметричный вензель на монетах Елизаветы Петровны и был признан "решетом".

       С воцарением Павла I прекращается чеканка пятака и существенно изменяется тип остальных монет, на которых место всадника занимает вензель императора (уже без венка и даты), а на другой стороне находится надпись без всяких украшений: достоинство, дата и место чеканки. Как показал опыт, чрезмерное расхождение между рыночной ценой меди и нарицательной стоимостью монет сразу же порождало усиленный выпуск фальшивых денег. Правительству, стремившемуся к получению возможного дохода, приходилось большей частью считаться с этим и не слишком снижать вес медной монеты. Зато непомерно увеличивалось ее количество в обращении. В связи с этим находится быстрый рост числа монетных дворов, чеканивших только медную монету в разных частях страны, что позволяло рациональнее организовать перевозки.

2 копейки Павла I
2 копейки Павла I

       В дополнение к упоминавшемуся уже Екатеринбургскому "Медному монетному двору" (знак Е М) в 50-х гг. XVIII в. возник Монетный двор при Сестрорецком заводе, устроенный специально для переделки в монету пушечной меди для нужд армии (знак С П). Подобно бывшему Адмиралтейскому, он находился в ведении военного командования, которому и предоставлялось снабжать его сырьем. Первой заботой вступившего на престол Петра III было спасти от уничтожения еще не переделанные в пятаки трофейные прусские пушки и отправить их в Пруссию. В 1763 г. открылся Колыванский (Нижне-Сузунский) монетный двор в Сибири (знак К М, а в XIX в. - С М). В 1788 г. начал работать Аннинский монетный двор в Пермской губернии (знак А М), в 1787-1788 гг. чеканились медные монеты на бывшем Ханском дворе в Кафе - Феодосии (знак Т М - "Таврическая монета"). До 1783 г., когда Крымское ханство прекратило существование, этот монетный двор чеканил медную монету последнего хана Шахин-Гирея, в весовом отношении уже не отличавшуюся от современной ей русской медной монеты.

Перечекан 2 копеек в 4 копейки Екатерины II
Перечекан 2 копеек в 4 копейки Екатерины II

       Московский монетный двор с прекращением чеканки серебра в 1776 г. был законсервирован. Ненадолго он возобновлял работу в 1788-1789 гг. Московские медные монеты с середины XVIII в. метились М М, петербургские СП М, а позже - СПБ.

5 копеек времен Николая II
5 копеек времен Николая II

       Ряд монетных дворов был вызван к жизни особыми обстоятельствами - двукратными попытками произвести "на ходу" в самый короткий срок перечеканку всей имевшейся в обращении медной монеты.
Наверх

Сибирская монета

       Несколько большее значение имел выпуск, начиная с 1763 г., особой серии медной "сибирской монеты", с сибирским гербом, достоинством от полушки до 10 копеек, на 25 рублей из пуда. Продолжавшаяся до 1781 г. чеканка этих монет была вызвана тем, что на Колыванских рудниках в то время добывалась руда, в которой содержалась примесь серебра (а иногда и золота), но настолько незначительная, что при уровне техники металлургии XVIII в. разделение металлов считалось нерентабельным. Решили чеканить из серебристой меди новую монету, предназначенную только для Сибири, причем ввиду повышенной ценности металла монетная стопа была поднята до 25 рублей из пуда, тогда как общегосударственные монеты чеканились по 16-рублевой стопе. Для чеканки сибирской монеты был устроен особый монетный двор - Колыванский (Нижне-Сузунский). После 1781 г. он чеканил обыкновенную медную монету, пока не сгорел в конце 1847 г.

Сибирские монеты
Сибирские монеты

Наверх

Конец монетной системы императорской России

       Всеобщая разруха, до которой довела экономику царской России начавшаяся в 1914 г. империалистическая война, положила конец реальному существованию монетной системы Российской империи. В 1915 г. чеканился в последний раз серебряный рубль - в количестве всего только 600 экземпляров и произошло последнее изменение в типе разменной серебряной и медной монеты: на ней перестали помещать буквы СПБ - знак монетного двора. Выше указывалось, что часть монет 1916 г. чеканилась в Осака. В том же году обсуждался вопрос об изменении типа медной монеты, и на Монетном дворе была изготовлена серия пробных монет в нескольких вариантах, но они не понадобились, так как чеканка меди больше уже не производилась. Известны отчеканенные в самом ограниченном количестве мелкие серебряные монеты 1917 г., но в обращении их уже не было. В первый же год войны бесследно исчезли золотые монеты, за ними последовали серебряные - сперва крупные, а затем и мелочь. Шаг за шагом с 1915 г. их вытесняла бумага всех цветов. Даже место медной разменной монеты заняли бумажки и почтовые марки.

       В императорской России кроме монет регулярного чекана производились также юбилейные монеты. Одним из таких экземпляров является довольно распространенный серебряный рубль 1913 года, выпущенный в честь 300-летия дома Романовых.

Рубль в честь 300-летия дома Романовых
Рубль в честь 300-летия дома Романовых

Наверх

Монеты Советского государства

Безмонетный период Советского государства

       Восстанавливая экономику страны после окончания гражданской войны и изгнания интервентов и стремясь укрепить смычку города и деревни, Советское правительство в ходе денежной реформы создало монетную систему первого в мире государства рабочих и крестьян. Она была построена по традиционному русскому десятичному принципу.

       В осуществленной по ленинскому замыслу стабилизации рубля, на последнем этапе денежной реформы 1922-1924 гг., советским монетам принадлежала важная роль, далеко выходившая за рамки чисто экономического начинания. Украшенная гербом и девизом Советского государства, новая серебряная монета ни в чем не уступала дореволюционной и в глазах многомиллионного крестьянского населения страны была наиболее реальным и весомым доказательством окончательного преодоления многолетнего расстройства денежного обращения.

       В течение нескольких лет до завершения реформы 1922-1924 гг. в денежном обращении непрерывно сменяли друг друга серии бумажных денежных знаков всевозможных выпусков - вплоть до городских, кооперативных, фабричных и тому подобных расчетных бон. Среди них промелькнули и немногие виды металлических монетовидных знаков. Наиболее известны мавирские 1918 г. - в 1, 3 и 5 рублей; курьезные боны киевской кооперативной организации «Разум и совесть» 1921 г., представлявшие попытку положить в основу ценности денег овеществленный труд в виде хлеба («пуд хлеба - рубль труда») и боны 1922 г. Петроградской шорно-чемоданной фабрики в 1, 2, 3, 5, 10 и 50 копеек и в 1, 3, 5 и 10 рублей, отчеканенные в меди, бронзе и алюминии. Имел место выпуск подобных бон также в Средней Азии и на Кавказе. В годы нэпа местами начинало оживать обращение монеты царской чеканки. Еще в 1921 г. Советское правительство восстановило ранее частично демонтированный Петроградский монетный двор и начало чеканку серебряной монеты, планомерно создавая запас ее, необходимый в будущем при проведении денежной реформы. Рублевая и полурублевая монета чеканки 1921 и 1922 гг. имеет изображение пятиконечной звезды на одной стороне и герб Российской Советской Федеративной Социалистической республики - на другой. Этот же герб находится на разменной серебряной монете чеканки 1921-1923 гг. в 20, 15 и 10 копеек. Другая сторона ее по общему облику напоминает дореволюционную монету тех же достоинств.

       Раньше чем серебряная монета вышла в обращение, в 1923 г., были отчеканены и получили применение в некоторых заграничных платежах золотые червонцы с гербом РСФСР, с изображением крестьянина-сеятеля и с надписями славянским шрифтом. Этот кратковременный выпуск сыграл определенную роль в укреплении международного авторитета советского бумажного червонца.
Наверх

Начало монетного обращения в СССР

       В 1924 г. при осуществлении денежной реформы была введена в обращение монета РСФСР чеканки 1921-1923 гг. и продолжалась чеканка тех же номиналов, но нового типа, отразившего провозглашение Союза Советских Социалистических Республик. На украшенном гербом СССР рублевике 1924 г. находится изображение рабочего и крестьянина. В следующие годы рубль уже не чеканился. На полурублевой монете, которая выпускалась по 1927 г. с изображением кузнеца, номинал обозначен «один полтинник». Был обновлен и вид разменных монет. В том же 1924 г. производилась и чеканка медной монеты достоинством от 5 копеек до 1 копейки, а с обозначением 1925 г. чеканились только копейка и новый номинал - полкопейки. Нужны были огромные массы монеты, чтобы заново насытить рынок. Одновременно с чеканкой в Ленинграде заказ на чеканку полтинников в 1924 г. был передан Лондонскому монетному двору: они опознаются по инициалам ТР (Томас Рос) на гурте. Тогда же по заказу Советского правительства медные пятаки чеканились Бирмингамским монетным двором и еще одной бирмингамской частной фирмой, а в самом Ленинграде в 1924 и 1925 гг. чеканку медной монеты (штемпелями 1924 г.) производил завод «Красная заря».

Серебряный рубль 1924 года
Серебряный рубль 1924 года

       Первые монеты Советского государства по формату, весу, пробе и от¬части даже по общему типу разменной серебряной монеты раннего типа следовали нормам издавна привычной для населения дореволюционной чеканки, в то же время неся на себе герб и девиз рабоче-крестьянского государства. В 1926 г. медную монету сменила сходная с нею по типу, но меньшая по формату, бронзовая; лишь монета в полкопейки, выпускавшаяся по 1928 г., осталась медной. С 1928 г. из серебра чеканились уже только монеты в 20, 15 и 10 копеек. Стабилизация советского денежного хозяйства позволила в 1931 г. вовсе отказаться от расходования драгоценного металла для целей обращения. Серебро сделало свое дело и было сменено никелевой монетой нового рисунка. Смена монеты произошла не в самом начале года, поэтому монеты 1931 г. в 20, 15 и 10 копеек имеются обеих видов: в серебре и никеле. Большой редкостью считается монета в 20 копеек 1934 г. По-видимому, чеканка для обращения этим штемпелем не производилась. Следует иметь в виду, что при отсутствии тех или иных годовых штемпелей, чеканка всегда могла производиться старыми штемпелями.

Серебряный рубль 1924 года
Полкопейки 1927 года

       В 1935 г. произведено новое изменение типа монеты. Никелевая монета этого года имеется только нового образца, но часть бронзовой, на которой изменен лишь рисунок оборотной стороны, была отчеканена еще по-старому. Таким образом, бронзовые монеты 1935 г. также имеются двух видов. Тип никелевой и бронзовой монеты 1935 г. сохранялся до реформы 1961 г., с небольшими изменениями в рисунке герба, на котором в связи с конституционными изменениями увеличивалось или уменьшалось количество витков ленты на колосьях: по 1936 г. их семь (считая с перевязью внизу), в 1937-1946 гг. - одиннадцать, в 1948-1956 гг. - шестнадцать и с 1957 г. - пятнадцать.

       В период Отечественной войны, когда Монетный двор находился в эвакуации, в 1942 и 1944 г. бронзовая монета не чеканилась, а никелевая 1942 г. довольно редка.

       В послевоенные годы получили известность чеканившиеся на Монетном дворе платежные боны Арктикугля 1946 г. в 50 и 20 копеек из белого металла и 15 и 10 копеек - из желтого. Они предназначались для торгового обслу¬живания советской концессии на острове Шпицбергене. С другими датами они не чеканились.

10 копеек 1948 года
10 копеек 1948 года

       Монета, датированная 1947 г., не была выпущена, но денежная реформа 1947 г. не затронула находившейся в обращении старой монеты, которая обмену не подлежала.

       Последним годом чеканки по типу 1935 г. был 1957. Штемпелями последнего (а быть может и другими) производилась чеканка для обращения 1958-1960 гг., так как в 1958 г. уже изучался вопрос о предстоящих изменениях в монетном обращении.
Наверх

Денежная реформа 1961 года

       Денежная реформа 1961 г., проведенная одновременно с изменением масштаба цен, потребовала замены находившейся в обращении старой монеты, что и было произведено в течение января - марта 1961 г. 1 января в обращение поступили новые монеты. Кроме традиционного набора в 1, 2, 3 и 5 копеек из медно-цинкового сплава и в 10, 15 и 20 копеек из белого металла, из последнего были отчеканены монеты в 50 копеек и в 1 рубль. Вся серия получила новое, довольно единообразное оформление. В целях экономии бронзовые монеты прежней чеканки в 1, 2 и 3 копейки были оставлены в обращении. Выпускавшиеся до реформы 1961 г. никелевые и бронзовые разменные монеты занимали сравнительно скромное место в советской денежной системе. В условиях строительства социалистического планового хозяйства роль монеты, как и денег вообще, в Советском государстве существенным образом изменилась. Но десятичный строй наших монет по-прежнему остается памятником вклада русской экономической мысли в мировое денежное дело.

5 копеек 1961 года
5 копеек 1961 года

       Начиная с 1965 года, в СССР проводилась чеканка юбилейных медно-никелевых монет, с 1977 года – золотых и платиновых монет, а с 1988 года – палладиевых юбилейных монет.
Наверх

Монеты современной России

       В 1991 году были выпущены монеты образца 1961 года, но с обозначением монетного двора. В этом же году поступили в обращение монеты нового образца, достоинством 10 копеек, 50 копеек, 1 рубль, 5 рублей, 10 рублей. В 1992 году продолжен выпуск монеты 10 рублей.

100 рублей 1992 года
100 рублей 1992 года

       В конце 1992 года появляются первые монеты современной России, номиналом 1,5,10,20,50 и 100 рублей. В 1993 году эти же монеты делались из магнитного металла, и поменяла вид монета 100 рублей. 50 рублей 1993 года были сделаны в 1995 году на старых штампах.

1 рубль образца 2003 года
1 рубль образца 2003 года

       В 1998 году, после очередной деноминации, поступают в обращение новые монеты образца 1997 года. Эти монеты продолжают хождение и в настоящее время.

       Начиная 1992 года, банк России выпускает юбилейные серебряные и золотые монеты качеством пруф и анциркулейтед, а также юбилейные монеты из недрагоценных металлов. С 1992 по 1995 год проводилась чеканка палладиевых и платиновых монет. Юбилейные монеты достоинством в 1, 2 и 10 рублей выпускаются в обращение.
Наверх

Список литературы

    1. И.Г.Спасский. "Русская монетная система".

    2. И.Г. Спасский и В.Л. Янин. Советская нумизматика. Библиографический справочник, 1917-1958 гг. Нумизматика и эпиграфика, т. II. М., 1960.

    3. С.П. Фортинский. Описание советских монет за период с 1921 по 1952 г. Нумизматический сборник, ч. I (Труды ГИМ, вып. XXV). М., 1955.

    4. Памятные и юбилейные монеты СССР. Каталог. Ганичев С. И., Юров А. В., Мочалов И. А., Голяшева Н. С., Кукушкина Е. Н. 1990. Издательство «Финансы и статистика».

    5. Монеты Страны Советов. Юбилейные и памятные монеты из недрагоценных металлов 1921—1991. Александр Широков, Михаил Золотарев, Валерий Сорокин. Москва, 2008.
Наверх

Если Вы заметили какие-нибудь неточности, пишите об этом здесь: "Книга замечаний и предложений".

Другие статьи по истории денег России

При любом копировании материала на сторонний ресурс активная ссылка на сайт www.russian-money.ru является обязательной! Если в тексте приведены ссылки на другие источники, необходимо их также указывать.


Наличие ссылок регулярно проверяется.

Копирование больших объёмов информации возможно только после согласования с администрацией.


     



RareCoins.ru - оценка и скупка монет
Rambler's Top100 Галерея фонов, рамки и клипарт на сайте Lenagold Авторские смайлы стиля КОЛОБОК Яндекс.Метрика

Любое копирование должно сопровождаться активной ссылкой на источник
 

© Деньги России, 2009-2017   Написать письмо администрации
Любое копирование должно сопровождаться активной ссылкой на источник
 


© Деньги России, 2009-2017
Написать письмо администрации
Любое копирование должно сопровождаться активной ссылкой на источник
 
Rambler's Top100 Галерея фонов, рамки и клипарт на сайте Lenagold Авторские смайлы стиля КОЛОБОК Яндекс.Метрика
© Деньги России, 2009-2017     Написать письмо администрации
Любое копирование должно сопровождаться активной ссылкой на источник
 


© Деньги России, 2009-2017
Написать письмо администрации